RSS

XIV. Выпускной

Выпускной.

Осыпаются каштаны,
Вызревает в липах осень,
От макушки обветшалой
Отлетает жёлтый лист…

Новость о том, что нам сократили срок обучения на несколько месяцев, была донесена до нас в начале сентября 1988 года, обычно, эксплуатационники выпускались зимой, после окончания первого семестра. Всю учебную программу как-то скомкали, обрезали и сократили, да и нам об этом сказали необычно, были занятия на цикле и подполковник Погонец, как-то вскользь сказал.

— Шпионы телеграфировали, что вы будете выпускаться в конце сентября, а сейчас объявят вам подготовку к госэкзаменам, уже и госкомиссия извещена, довольны?

— У-р-р-а-а! — ликовали мы, но радовались не тому, что скоро придется рассыпаться по миру братскому коллективу роты, а подошедшему логическому завершению такого длинного процесса обучения, стартовавшего в уже таком далёком 1984 году.

Новость подтвердил Драги, и объявил начало подготовки к госам, а последний гос, выдача дипломов и выпускной вечер будет одной датой- 29 сентября.

— Охламоны, вы уже выросли, мы вас по мере сил выучили, через какой-то месяц вы покинете эти стены, было вас много, остались те, кто прошел тест на кручение, излом и изгиб, готовьтесь к госам, в госкомиссии будет и начальник одесского порта и руководство ЧМП, по циклу будет зам по тылу из ОдВО, короче большие люди прибудут вас послушать.

Началась усиленная подготовка к госэкзаменам, кто-то раздобыл информацию о перечне вопросов в билетах, стали подготавливать так называемые «бомбы—  это предварительно написанные на листах ответы на вопросы билетов. Технология запуска «бомбы» в действие очень проста, когда вошедший в аудиторию и взявший билет курсант, громко объявил его номер, за дверью, очередному идущему передают «бомбу» для первого и так далее, остается только незаметно передать в аудитории, последний заходит самый подготовленный, ибо ему уже надеяться не на кого, также важно не попасться в момент передачи, дабы не сломать схему бомбометания. Плюс этой технологии в том, что не надо готовить длинные гармошки, исписанные мелким почерком — шпоры, а только крупным почерком, старательно, подготовить одну — две «бомбы» на каждый экзамен. По военке, переживать было не за что, Погонец пообещал разложить все наши учебники на партах, так, что можно было без суеты прочитать, выпавшие по билету темы и доложить комиссии. Параллельно с подготовкой к госам, необходимо было выбрать и тихую, уютную «гавань», где бы мы отметили свой выпускной вечер. Родителей договорились не приглашать, а только тех преподавателей, которые бы мужественно согласились вкусить с нами трапезу. Такая «гавань» нашлась — это был двухэтажный бар-ресторан «Белая акация» в Аркадии, ступеньки от которого практически уходили в воду, остывающего осеннего моря, а вокруг была парковая зона с платанами, каштанами и вечнозелеными огромными, десятиметровыми туями. Холодов еще не было, поэтому листва еще каким-то чудом держалась на деревьях и готовилась к листопаду. Администратор, сказала, что банкетный зал будут разделять две компании, мы и врачи, проживающие в санатории, которые приехали на какой-то медицинский симпозиум. Скалькулировав наш заказ, хозяйка объявила сумму в сто с копейками рублей, по 7 рублей на нос, что показалось нам приемлемым и мы «ударили по рукам», обозначив дату 29 сентября. Решив эту проблему, мы взялись за подготовку к самим экзаменам, которые уже были не за горами и попутно, получив на руки обходные листки — бегунки, необходимо было их подписать у полтора десятков отделов Училища, и что самое приятное, получить последнюю стипендию в бухгалтерии. 29 сентября 1988 года, началось, для всех, как обычно, но только не для нас, неторопливо одев форму, мы высыпали на плац для построения, а так как выпускалась только наша рота, конечно же, всё внимание было обращено на нас. Тесля сказал несколько напутствующих слов, вынесли, закрепленную на шесте рынду.

— К торжественному маршу, Училище равняйсь! Смир-р-но! Шагом марш! — командовал Тесля.

Ударили барабаны и оркестр, начищенными, сияющими на солнце трубами заиграл традиционную «Прощание славянки». В последний раз мы, печатая шаг, шли в строю по брусчатке улицы Чичерина. Я с гордостью смотрел на своих таких возмужавших и ставших мне, как братья, товарищей, а ведь пройдет долгих двадцать пять лет пока мы встретимся вновь в Одессе.

— Рота, смирно! Равнение направо! — командовал Вялый.

На КПП стоял Карп в парадном мундире и отдавал честь, он был такой серьезный, без своей саркастической улыбки, я тогда даже и не думал о том, что вижу его в последний раз.

— Вольно! Держать строй!

Строй неумолимо продолжал движение, повернув на улицу Энгельса. Малиновым звоном, отозвалась от удара первокурсника огромная, надраенная рында и, казалось, что это «та-там-м-м-м» разносится на весь мир.

— Ур-р-а! —  заорали мы, перекрикивая оркестр и пугая зевак.

Из открытых окон на нас смотрели одесситы, машины, остановленные флажковыми, сигналили, оркестр безостановочно трубил марш за маршем, молодой, долбил по рынде, как заводной. Все, пришли в корпус «А», все разошлись по аудиториям. Вот и настала очередь последнего экзамена по коммерческой эксплуатации морского транспорта, его мы сдавали в аудитории на втором этаже нового крыла, корпуса «А». Построились в узком коридоре, доложили о готовности. Комиссия из трех человек уже расположилась в аудитории и весело что-то обсуждали, был замначальника одесского порта по эксплуатации, замначальника экономического отдела ЧМП и наш преподаватель Татьяна Александровна Бурышкина, пришел проверить, выслушав доклад Вялого о готовности роты и начальник Училища Теплов. Началось. Первый пошел Кося, взял билет, громко объявил номер и, спросив разрешение, пошел готовиться. Второй, взяв для Равинского «бомбу», последовал за ним и заработала технологическая схема. Последним шел Цуцков, как самый разбирающийся в тонкостях КЭМТ, он нес спасительный листок предпоследнему, а самому надо было полагаться только на свои знания. К своему ужасу, вытащив билет, он понял, что нарвался на самые сложные вопросы, ответы на которые он практически не знал. Прошло двадцать минут, он обреченно стал докладывать тему и запнулся, когда закончились его знания по этим вопросам, а члены комиссии что-то рассказывали друг другу, видимо, долго не виделись. Андрюха Лавренюк через приоткрытую дверь прошептал ему :«Давай рассказывай им с самого начала». Цуцков на лету подхватил идею, выйдя из ступора и, несколько раз повторил, что знал.

— Молодец, товарищ курсант, хорошо знаете тему, дополнительных вопросов нет! Вы свободны, можете идти.

Повернувшись через левое плечо, Олег выбежал из аудитории. На обед мы не пошли, так как по традиции он доставался молодым курсантам, чем те и непременули воспользоваться, а затем пришли к нам в ротное расположение на третьем этаже за трофеями. Мы раздавали им ремни, бушлаты, шинели, новенькие офицерские туфли и ботинки, мицы, тетради и канцелярию, значки. У меня был значок ВЛКСМ с надписью на закрутке «Московский монетный двор», хотел оставить себе на память, но вынужден был отдать, так как его мне также дали выпускники. Та же история и с ремнем, бляха была, наверное, из далеких пятидесятых, и также ушла в будущее по старой мореходской традиции. Мы переоделись в гражданку, кто в джинсы, а кто в строгие костюмы индпошива и сидели в ожидании дипломов в кубрике, на голых сетках коек, ибо сдали постельное кастелянше. Рвалась уже какая-то живая нить, связывающая нас с Училищем, мы стали подписывать  друг — другу гюйсы на память, раздавать телефоны и адреса. Принесли дипломы. В училищном клубе на четвертом этаже Экипажа нас ждали Драги и Леонов и никаких торжеств, никаких речей и поздравлений, никакой оркестровой туши, как-то по-тихому, без помпезности, раздали дипломы, к тому же не оказалось значков об окончании Училища. Сказали, что выдадут по первому требованию, позже, но так и не выдали. 

— Девятая, труба зовет и рында отбивает, а водка — яд, уже отпотевает! — напомнил Траченко и мы, минуя КПП, вышли из Экипажа, оставив свои баулы под ответственность молодых.

Выпускной вечер проходил шумно и весело, чем мы слегка злили врачей, отдыхавших по соседству, ибо часто ангажировали их дам на танцы. А теперь салют! Громко анонсировал Конь, вынимая из пакета армейский арсенал, который позаимствовал у папы-офицера. Там было несколько ракетниц и армейских взрыв-пакетов.

— Девятой роте гип-гип ура!

—  Ура! Ура! Ура!

Ракеты, взметнулись в небо красными и зелеными огнями, а Конь уже доставал взрыв-пакет, поджег его от сигареты, как в вестерне и картинно держал его на ладони. Да он потух. Сказал Бабий и подошел вплотную. Хлестко рявкнул взрыв, заволакивая все пороховым, серым дымом и черная ладонь Сахи окрасилась в алый цвет — потекла кровь из разорванной раны, как в кино, закрыв руками лицо и мотая головой, стоял, ослепленный, Бабий. Вызвали скорую, дамы-врачи, танцевавшие с нами, перевязали руку Коня и промыли глаза Бабию, тот ничего не видел. В общем, отправили мы их в больницу, а шоу, которое должно всегда продолжаться, продолжилось. Из ресторации пришлось уйти, прихватив снедь и огненную воду еще до прибытия милиции. Не навлекая на себя гнев Господний, решили мы пораньше прийти к памятнику Дюку де Ришелье на Приморский бульвар. Существует такая традиция, выпускники мореходки обязаны одеть Дюка, на его лавровый венок кладется мица, на шею повязывают гюйс — этим мы и незамедлительно занялись. Еще не пускала теплая ночь рассвет и не урчали поливальные машины, а мы уже подсаживали толпой Майора, который водрузил мицу и повязал гюйс Дюку, а на правую его руку подвесил пакет с чекушкой и закуской. Подошли милиционеры, объяснив им суть содеянного нами, засмеялись и быстро ушли, оказались нормальными. Вслед за ними, побрели в Экипаж и мы, для того, чтобы уже расстаться на долгих двадцать пять лет…

Реклама
 

6 responses to “XIV. Выпускной

  1. cyberlom

    Июнь 9, 2015 at 5:08 пп

    Вот за значки обидно, что не получили. А у меня к тому же еще диплом выписали с ошибкой в одном слове, ведь подписывал дипломы специальный человек с калиграфическим подчерком.

    Нравится

     
    • omymmf

      Июнь 9, 2015 at 6:01 пп

      Да, брат, этому «человеку» 90 лет тогда было)), он еще церковно-приходскую школу окончил), жаль не помню его фамилию, он в музее тусил. А мы тогда рады стараться были и никто толком не читал диплом, а ведь можно было исправить тогда.

      Нравится 1 человек

       
  2. Бурый Олег

    Август 23, 2015 at 2:26 пп

    Господа, читайте Шифа на этом сайте.

    ….При Бойцове в актовом зале Г. А. Дмитриевым, ветераном училища с 1944 года, был создан музей Одесского мореходного училища. Геннадий Александрович был его хранителем до своей смерти в 1991 году. До этого года рукой Дмитриева красивейшим почерком с завитушками были заполнены дипломы всех выпускников послевоенных лет.

    Как-то случайно в 1988г., в центральном гастрономе (Дерибасовская угол Сов.Армии) стоя в очереди за «мартовским» пивом обнаружил что стою за этим нашим музейным дедулей. Приятно удивился тогда и поздоровался с ним. Почерк у него был классный. Сейчас каллиграфию сухо заменили компы.
    Хоронили его, вернее прощались с ним в его же музее. Там же и Теплов следом торжественно лежал.
    Я тогда на заочном осваивал науку судовождения. Светлая им всем память!!!
    Был в музее в 2008г. Надеюсь что и сейчас там он есть.
    Наша 7-я рота (35-я) получила значки (гробики) как у тебя Санёк на аватарке.
    Благодаря Е.А.Лобасюк

    Нравится 1 человек

     
    • omymmf

      Август 23, 2015 at 5:38 пп

      истину глаголишь, светлый человек был, а почерк в церковно-приходской школе обрел. Бит был неоднократно наставником и осилил каллиграфию. Кому показываю свой диплом, всех шокирует этот почерк пером с завитушками. Светлая память ему…

      Нравится

       
  3. Бурый Олег

    Август 23, 2015 at 2:31 пп

    У нас выпускной был в «Киеве» на втором этаже. Ни чем особо не запомнился. Прошёл как-то торжественно-рутинно — ни драки, ни ранений рук ни слепоты…

    Нравится 1 человек

     

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: