RSS

О нарядах.

Немного о нарядах.

Наряды, о нарядах, в наряд, нарядов – склонения этого слова, претворялись в нашу новую, курсантскую службу ежедневно. Конечно, не в виде пустых слов, а нечто вроде «тягот и лишений», как было написано на стенде КПП Экипажа, которые курсант обязан переносить стойко и мужественно. Написав «ежедневно», я задумался, не ежедневно, а ежеминутно и ежесекундно, ведь никому не известно, особенно первокурсникам, когда ты нарвешься на наряд. Не так посмотрел на офицера, ходишь вместо того, чтобы бегать, куришь в коридоре, на плацу, в кубрике, сидишь днем, койка плохо заправлена, плюнул не так и еще тысяча причин наказать тебя и влепить парочку вне очереди. Такие наряды и назывались нами – внеочередные, как будто, вообще, за нарядами стояла очередь. На внеочередные, заступаешь немедленно, в день получения и через день типа сменился, сутки отдыхаешь, заступаешь снова. Этот вид наряда, был самый подлый, ибо приходилось еще тащить и очередные наряды по графику. Получив «пяток в гору», считай месяц потратил впустую, на наряды. А как же успеваемость? А кого это волнует, кроме тебя?

Дежурный, дневальный по роте.

Самый обычный вид ротного наряда. По графику, каждый заступал четыре-пять раз в месяц. Кем ты будешь дежурным или дневальным, решал командир или старшина роты, возможно, совместно. Разница, конечно, была, по Уставу внутренней службы, дежурный по роте руководил дневальными, но и отвечал за все, что происходит в роте. Было ли так в реалиях, не уверен. У нас, в девятой, не было такого радикального разграничения вахтенных полномочий и мытье гальюна, вполне мог себе позволить дежурный по роте, вместо дневального, если у того много другой работы, не западло.
Дневальным положено было содержать в чистоте ротные помещения, притом что один из них обязан был «стоять на тумбочке». Для меня это понятие ассоциировалось с «стоять на стреме». На первом курсе, нам повезло, мы жили на пятом этаже и редкая птица «долетала» до нас просто высоко было. Когда все-таки нас посещал дежурный по Училищу или Колесов, дежурный орал благим матом.
— Смирно! Дежурный по роте на выход.
Тот пулей выбегал и от дверей печатал строевым шагом.
— Товарищ капитан второго ранга! За время несения дежурства, происшествий не случилось! Дежурный по роте, курсант Бабий!
— Вольно! — командовал Колесов.
— Вольно! — дублировал Бабий.
Потом начинался обход и поиск придирок, за что можно было прихватить вахту и попарить мозги. Колесов по жизни ходил всем недовольный и постоянно хмурился и сжимал губы. Разговаривал так, что процентов пятьдесят речи было непонятно и необходимо было подключать другую половинку мозга, чтобы доходить по смыслу.
– Вытащи хер со рта! – говорил Карп. – Так и хочется ему это сказать, но он же не поймет.
В самом начале обучения, наши пятикурсники-выпускники из девятой научили нас одной премудрости, которая выручала неоднократно. Драишь палубу, драй не отжатой машкой, чтобы вода стояла лужей – дольше будет держаться «мокрый» эффект и даже через два часа палуба будет казаться только отдраенной. Так, оно и было.
Еще в обязанности ротной вахты была сервировка в столовой Экипажа, а потом вынос посуды на мойку, так было на завтрак и обед. Ужин обслуживала уже сменная вахта.

Дежурный, дневальный по КПП Экипажа.

Дежурный по КПП Экипажа назначался из числа курсантов не менее III курса, а два дневальных из курсантов II курса, причем из разных рот. Так, мы, курсанты разных отделений, знакомились. В принципе, обязанности практически не отличались от ротного наряда, добавилось лишь несколько функций, к примеру, открытие-закрытие ворот на плацу, ведение книг посещений и учета телефонных звонков.
Для дневальных, та же уборка, только интенсивнее и чаще, ибо народу через КПП проходит неимоверно больше, чем в роте. Особенно напряги в плохую погоду, тогда кондейка с водой не убирается так, как драйка палубы происходит постоянно.

Помощник дежурного по Училищу.

Сокращенно его называли Помдеж, назначался из курсантов IV курса и являлся фактически помощником дежурного по училищу. Самая незаметная фигура, да и наряд сам по себе из серии не бей лежачего.

Дежурный по столовой и камбузу, рабочий по камбузу.

В свете постоянной голодухи – это был перспективный наряд, чтобы набить до отвала свое брюхо. Дежурный, обычно, был третьекурсник, а рабочие — курсанты I – II курсов и гоняла их заведующая производством — жирная, голосистая и довольно противная, желчная тетка. Обязанности камбузного наряда, надеюсь, всем понятны: вымыть, почистить, поднести, разгрузить. Особенно не в жилу было, когда ломалась старая картофелечистка. Приходилось садиться вокруг огромной кучи картошки и чистить ее вручную огромными, остро отточенными ножами.
Еще, помню, меня напрягала моечная машина, у неё внутри был транспортер с пластмассовыми рогами для удержания тарелок в вертикальном положении, только успевай заряжать. Тарелки скрывались в этом адском жерле, там под напором подавалась горячая вода, мыла струями тарелки. В конце процедуры, вырывался пар, насухо подсушивал содержимое, а затем опять успевай выхватывать, ставить стопки на столы из алюминия. Так, стопка за стопкой. Конечно, когда не было света или ломался сей агрегат, уже два человека не справлялись, как с машиной, мыли тарелки вручную. Нельзя забыть и о том, что в этом помещении, камбузные тетки, для того чтобы воровать продукты, заменили замок на оконной решетке. Окно с видом на улицу Свердлова, открыл вертикальную форточку, снял муляж замка, который висел для видимости и передавай себе мясо да сыры и прочую бакалею родственникам. Кто-то из наших и увидел эту передачу, смекнул и появилось у нас окно для самоволок, а что, удобно, нырнул в окно для грязной посуды и ты у окна в иной мир. За собой закрыл решетку с окном, нырнул в троллейбус и ты исчез для всех и материализовался где-то в кинозале.

Дежурные по КПП корпуса «А» и Сабанским казармам, дневальные.

Для меня, сугубо неизведанные наряды, не удалось постоять. В них заступали судоводители и судомеханики. Наши, если и заступали в них, то только тогда, когда некому было больше, ну нет людей. Все в колхозе, например, или на практиках большинство. На прорыв бросали иногда и то редко, у нас ведь личного состава было раз-два и обчелся, поэтому и рассказать особо нечего.

Наряд по яхт-клубу.

Эх, моя любимая «Отрада», с Французского бульвара по канатке, да за пять копеек. Мечта! Сезонный наряд с конца апреля — мая и по октябрь, когда уже вытаскивали и переворачивали кверху брюхом наши любимые шестивесельные шлюпки ЯЛ-6. Это был единственный вид наряда, на который выдавали двойной (на двоих) суточный паек. Проверяющие к нам не доходили, а дежурному офицеру не до яхт-клуба было, позвонит и спросит:
— Там у вас все в порядке, ЧП нет?
— Всё в порядке, по расписанию и регламенту.
— Какому такому регламенту, что ты несёшь?
— Советскому.
— А-а-а, понятно, конец связи!
— Отбой!
Вахтенная коморка была маленькой в ней помещались две койки, стол и две банки на гнутых ножках, вот и вся меблировка. Зато тишина, спокойствие, рыбалка. Ну а что еще надо, чтобы успокоить расшатанные нервы?

Дежвзвод.

В дежвзвод заступала целая группа, в нашей роте до IV курса их было две 311 и 312. Смысл такого наряда был в патрулировании территории и самих помещений учебных корпусов, ну а подробнее, как это происходило, читай ниже.

Реклама
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: