RSS

V. Гвардии майор Карпенко

Глава 5. Гвардии майор Карпенко.

  В конце первого курса, вместо нашего бывшего командира садиста майора Сорочинского, убранного от нас подальше нашими преподавателями и родителями избитых им курсантов, нам прислали из херсонской мореходки нового командира роты. Месяца три мы были предоставлены сами себе, но рано или поздно, лафа, если так можно назвать заканчивается. Колесов говорил, что пришлют лучшего ротного, мы относились к этому скептически, зная самого Колесова. В субботу у нас после обеда была по расписанию большая приборка, каждый мыл, чистил, драил и осваивал свой объём работы. К тому же нас посетил сам Колесов, и вечно чем-то недовольный, принялся рассказывать, как правильно мыть палубу. Для этого он настругал на пол хозяйственного мыла, вылил воды литров десять, взял щётку и стал яростно тереть палубу, объясняя наглядно технологию процесса. Дежурным по училищу в этот день был капитан 3-го ранга Анненков, по кличке Скунс, который также решил нас посетить и проверить службу. Как назло, дневальный с тумбочки куда-то исчез, а дежурный по роте был отправлен Колесовым за ветошью на склад БУ (бывшего в употреблении). Анненков, злой, как чёрт, влетел в кубрик, все стали по стойке смирно, только Колесов задницей к нему, стоя на коленях, елозил щёткой палубу, попутно объясняя, как драют палубу бывалые моряки. 

Ах ты сучара, ты чего не реагируешь на присутствие дежурного по училищу? —  заорал Анненков.

Затем с короткого разбега влепил Колесову увесистый поджопник, попав носком своей туфли под мошонку своего начальника. Колесов по инерции проехал на всех четырёх по размокшему мылу, затем его руки подломились в локтях и он всем своим чистым мундиром въехал в грязную лужу, ещё ничего не понимая, он поднялся и встал, сфокусировался на Анненкове, который понял, что сотворил, весь позеленел и стал блеять:

П-п-п-ростите, т-т-тов-варищ капитан 2-го р-ранга! — начал он пресмыкаться перед своим шефом, сильно заикаясь.

Простить, говоришь? А ну вставай раком, блядина, быстро! —  скомандовал поц.

Анненков стал в позу, а Колесов с разбегу припечатал его пятую точку. Фуражка слетела от толчка с головы Скунса, обнажив лысину, и пролетела пару метров. Но по багровой от злости физиономии Колесова, было видно, что он не отмщён:

Пять нарядов, вам товарищ капитан 3-го ранга.  —  процедил Колесов и пошёл к себе отряхиваясь.

Рядом с ним постоянно извиняясь, семенил Анненков. Как только офицеры скрылись на нижних этажах, мы стали смаковать, увиденное нами зрелище. Было приятно, как условные враги рвали друг друга. Теперь уже точно никто к нам не поднимется, можно и перекурить. Курильщики собрались в гальюне и затабачили, весело обсуждая подробности, и вдруг слышим с главного трапа:

Смирно! Товарищ майор, за время моего дежурства, происшествий не случилось, дежурный по девятой роте курсант Кретов!

Вольно! Продолжать приборку!  —  скомандовал кто-то сочным басом.

Вольно! Продолжать приборку!  —  дублировал Кретов.

Дежурный, откройте мне канцелярию и пригласите ротного старшину!

Есть! Курсант Супрунчук, к командиру!

Мы всей толпой высыпали из гальюна на площадку построений, любопытство взяло верх.

Ну, раз вы почти все здесь, давайте знакомиться.

Рота, становись!  —  скомандовал наш старшина роты Супрунчук по кличке Эдка. Мы построились.

Рота, смирно! Товарищ майор, девятая рота построена, старшина Супрунчук!

Вольно! Товарищи курсанты, меня зовут майор Николай Саввович Карпенко, я ваш новый командир и, зная, про вашего прошлого командира, хочу сказать, что без повода никого не обижу, но и себе на голову вылезать не дам, понятно? Во всех вопросах люблю ясность, виноват — ответишь, нет – дыши свободно. Сегодня большая приборка окончена, наряд закончит всё сам, а все, кто не заступает в наряд, сегодня идут в увольнение. Время пообщаться по душам у нас ещё будет, так, что всем кому положено, отдыхать. Кстати, что здесь произошло несколько минут назад с товарищами офицерами?

Ему рассказали в подробностях. Минуту он не разгибался от смеха.

Да, говорили мне, что вы артисты, но чтобы до такой степени! Ох этот Анненков, ай да сукин-сын!

Скунса-сын, товарищ командир! У него Скунс кличка, а у Колесова кличка Поц! — просветил командира Тима.

Опять Карпенко заливисто заржал.

Всё хватит! Бля, умру с вами!

Товарищ командир, а что это у вас за форма?  —  поинтересовался кто-то.

Обычная полевая форма морского пехотинца. Я в морпехах служил, участвовал в спецоперации в Египте, служил во Вьетнаме, до ОМУ, был командиром роты в херсонской мореходке. Значит, Колесов Поц, а Анненков Скунса-сын, говоришь? Ой, не могу, живот надорвал! —  и продолжил — Ещё вопросы есть? Нет? Разойтись! Писарь, ко мне в канцелярию, заполнять увольнительные.

Так познакомились мы со своим командиром и настоящим человеком, ставшим нам отцом родным, что не помешало сразу приклеить ему безобидную кличку «Карп»…

Реклама
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: