RSS

Бочка с квасом

Бочка с квасом.

Нет ничего приятнее, чем в испепеляющую одесскую жару опрокинуть бокальчик с испаринкой, холодного до ломоты в зубах, освежающего кваску, ощущая всем своим нутром живительную прохладу этого напитка. Ты хочешь остановиться, продлить удовольствие, но этот процесс уже необратим. Твой организм не слушает мозг и жадно, большими глотками всасывает, как губка за два подхода большой полулитровый бокал. С повтором второй бокал заходит медленнее, принося уже искомое наслаждение и утоление жажды. Квас стоил три копейки за маленький бокал и пять копеек за большой.
По всей Одессе летом расставляли желтые бочки на колёсах с надписью «КВАС» или «Квас хлебный». Доставляли их к месту торговли трактором по одной или несколько штук в сцепке. Такая же жёлтая бочка стояла и у нас перед Экипажем у трамвайной остановки «ул. Чичерина- ул. Свердлова», помогая утолять жажду как курсантам, так и гостям города, возвращающихся с одесских пляжей. Поскольку уклон в сторону улицы Осипова был крутым, под каждое колесо бочки были подложены по кирпичу, а иногда её крепили цепью к платану, чтобы не укатилась. Горловина и вентиль закрывались вечером на надёжные замки с контрольными лентами.
Не помню, кому пришла в голову идея попить бесплатно кваску, но это понравилось многим. Лукьян рассказал, что у него на Бугаёвке, все квасные и пивные бочки запираются на два замка, ибо если заперто на один, то нужно только согнуть лист металла с угла фомкой и можно получить доступ к заветному кранику. Пошли, посмотрели, посредине запорного металлического листа висел один огромный навесной замок. Осталось дело за фомкой. Покумекали и пришли к выводу, что зубило с надетой на один конец трубой, неплохо заменит фомку.
-Та раз плюнуть, подломим в лучшем виде. Радостно известил всех Кот и добавил:
— готовьте вёдра господа кадеты, идем на мокрое дело!
Тогда никому и в голову не пришла мысль о том, что сие действо – это чистой воды криминал. Бурлил адреналин, бесшабашная удаль и бестолковое мальчишество двигали нас вперёд к поставленной цели. Бочка стояла как раз напротив окон вахты по КПП, а так как не было распоряжений на счет её охраны, то питие кваску, решили не откладывать в долгий ящик. Завели будильник на три часа ночи, приготовили ведро и две трёхлитровые банки, уснули. Когда прозвенел будильник, половина народа ушла в отказ. Самые стойкие двинулись на КПП. Дневальные честно спали, воспользовавшись тем, что дежурный офицер укатил домой до утра. Подкрались к бочке. Ночь была тёмной, только на перекрёстке моргал, тускло освещая дорогу, жёлтый сигнал светофора.Кот вставил зубило и приладил трубу, увеличив рычаг. Раз! Металл поддался и начал гнутся, когда открылось пространство, Лукьян запустил свою руку и сказал:
— да тут и мерная кружка есть, давайте тару! Через пару минут вся тара была заполнена и перенесена наверх. Квас оказался теплым, да и народ не захотел просыпаться, поэтому его просто слили в дючку, тару вымыли и легли досматривать сны. Ожидаемого кипиша не последовало, видимо хозяева бочки подумали, что просто хулиганы поиздевались над бочкой и сбежали от недремлющей вахты мореходки. На следующий день бочка имела уже два замка и этот вариант уже не проходил. Кот был сам не свой и негодовал:
— суки, оприходовали уже. Лукьян, у тебя коловорот есть? Сверлить буду!
— Чего же не поискать для святого дела, попаду домой, пошукаю. На счёт сверла не уверен, правда, подумаю, где взять. Откликнулся на вопрос товарища Лукьян.
— Длинное надо. Вставил свои пять копеек Санька Даниленко по кличке Данила и продолжил. Мы сами сверлили пивную бочку с пацанами, с первого раза не получилось, пробуравили метал и ничего не потекло, думали пива нет, а оказалось всё намного проще
— Ну не тяни, рассказывай!
Данила кинул косой взгляд в сторону Жеки Акыева и Олега Осадчего по кличке Рыжий. — А-а-а-а, понятно, вот она, мля, «Чёрная одесская кошка»! Взломщики мохнатых сейфов и пивных бочек! Определил их Шило и дружески хлопнул Рыжего по горбу, тот присел от хлопка, а по кубрику разнеслось гулкое эхо.
— Шило, что будем фигнёй заниматься, или послушаем Данилу? Задал вопрос Паша Драгаев по кличке Упитанный, хотя он был весь зелёный и худой, как мумия.
— Да не тащат меня ваши воровские проблемы, покатили лучше в киношку, новый «Шерлок Холмс, 20 век» идёт, зацепим винища, бубликов и оттопыримся.
— Ну не тащат, так и иди лесом, чего ты возле нас трешься?
— Да пошли вы на хрен, пиво-квасные маньяки! Менты накроют вашу компашку и поотчисляют к чёртовой бабушке. Душман, ты со мной пойдёшь, на хрена тебе эти тухлые движения?
— Иди, собирайся, я уже погладился, утюг свободен, маякнёшь, как соберёшься. Ответил ему я и остался в этой компании.
Шило пошёл собираться в самоход, а компания вновь загудела, как улей.
Данила продолжал свою лекцию:
— эти бочки по своей сути – термоса, ну как бы бочка в бочке, тока внутренняя бочечка из нержавейки сделана. Между ними есть воздушное пространство, что бы питьё быстро не нагревалось. Так вот, просверлив первую бочку, ясен перец, ничего не будет и даже, просверлив вторую бочку, не факт, что потечёт заветный ручеёк. Если сверлили высоко, а жидкости мало, то питью сначала нужно заполнить объём воздушного пространства, а уровня может не хватить до уровня сверления. Андерстэнд?? Вывод: сверлить надо как можно ниже, а сверло я вам дам.
Судя по настроению, я понял, что вылазка слесарей-токарей произойдёт сегодня, не откладывая дело в долгий ящик, народ разбежался по домам, что бы к ночи доставить оборудование и осуществить задуманное. Оставив эту компанию, мы пошли в самоволку. Удачно прошли КПП, правда, капитан 3 ранга Тесля – дежурный офицер, нас тормознул:
— Сараев, Шило, куда следуем? Увольнительные есть?
— да какие увольнительные, идем в Сабаны трудовую повинность исполнять, провинились мы, товарищ капитан 3 ранга, вот командир и направил на отработку.
— Странно, а чего вы при полном параде, выбритые, наглаженные, наодеколоненные? И одеколончик «О`жён», дорогой. Подозрительно, к бабам наверное чешете в наглую?
— В Сабаны чешем плакаты готовить, а Кабан, извините, курсант Лищенко их рисует, а мы рамки делаем. Работа чистая, интеллектуальная. А то, что опрятны, так вы офицеры нас этому и учите.
— Молодец Шило! Ладно, двигайте, всё-равно у Карпенко спрошу. Кстати Коробчинский с вами? А то он пять минут назад пулей здесь пролетел и тоже наодеколоненный, сказал, что его Лищенко ждёт. Вы там голубой уголок случайно не организовали? Спросил Тесля и сам истерически заржал.
— ну да, закивали мы уже в дверях КПП и исчезли, не расслышав последнего вопроса.
— Фу-у, пронесло, главное морду кирпичом сделать! Теперь точно в Сабаны надо двигать, с Кабаном пообщаться, что бы не было разногласий.
— Так двигаем, нам татарам одинаково, тем более Тесля в Экипаже, а на Сабанском КПП механики, главное, что бы Тесля не пришёл нас проверить в это время, а то будем куковать с Кабаном и плакатами до второго пришествия в мрачных подвалах.
— А давай его позовём с улицы и через окно всё объясним.
Так общаясь, мы дошли то переулка Суворова, свистнули и поговорили с Олегом, который плюнув на свою работу, присоединился к нам третий, прихватив чертёжный тубус.
— А тубус, зачем взял? Недоумевали мы.
— В него два пузыря-гранаты свободно входят, или вы по городу будете с винищем в открытую гулять, так менты сразу конфискуют, логично?
— Вполне, типа курсанты-интеллигенты, круто придумал.
На КПП мы попросил нас записать в вахтенный журнал, что мы вошли, а там ищи нас по всем Сабанам, хрен найдешь, много шхер. Всё утряслось, и мы двинули на морвокзал в кафешку на 3-й этаж. Как всегда, облюбованный нами столик был свободен. Столик кстати, где Бекас общался с Уткиным из старого фильма про резидента. Взяли бутылку лимонада «Буратино» и по заварному пироженному, красиво называемому эклер. Так начался вечер. Как обычно, в процессе культурного времяпровождения, кто-то задаст иной вектор общения типа:
-может ерша по глоточку? И как обычно следует ответ, типа не хочу, но по глоточку можно, только не больше, строго глоточек, сугубо для настроения. Ну конечно, более глоточка – преступление, но это ерша, а про вино уговора не было и обязательно перекурим. Ну ладно. Понеслось…Череда бокалов, меняет череду бутылок и наоборот. В угаре мелькают лица знакомые и нет, какие-то тебе нравятся, а какие вызывают отвращение, сигарета за сигаретой… И в один прекрасный момент отключается автопилот и ты на бреющем приземляешься на ту полосу, куда доставит тебя ведущий, а это известно только богу морскому. С открытием правого глаза, в твой мозг ввинчивается с дикой головной болью вопрос:
— где я???
Из-за затуманенного ершом сознания всплывают знакомые очертания родной баталерки.
— Слава богу, дома! Особенно тепло на душе, когда ты видишь початую бутылку «Ячменного колоса», пускай пиво уже без газа и теплое, оно льётся бальзамом на истерзанную душу, курево не заходит, да и валяешься ты в некогда белой летней форме на голом матрасе, но мозги начинают работать однотактным двигателем, ставя блокировку на тех местах памяти, о чём вспоминать, не хочется. Всё вышеописанное пока нам не грозит и сейчас мы после гостеприимного морвокзала поднимаемся втроём эскалатором на Приморский бульвар посмотреть на Дюка с люка. Весь мир, наверное, знает этот прикол, а кто не знает, расскажу:
— на Приморском бульваре стоит памятник Дюку де Ришелье, основателю и градостроителю Одессы. Памятник стоит на пьедестале, лицом к Потемкинской лестнице и соответственно к морю, порту и морвокзалу. В левой руке у памятника свиток и если стать на канализационный люк справа, то ракурс будет пикантный, то есть свиток превращается визуально в огромный член, поддерживаемый рукой Дюка. Все экскурсанты любят фотографировать дюковские причиндалы, что бы потом дома язвительно смеяться и показывать коллегам по работе. Однако ритуал будет не полный, если ты не погладишь мешок с деньгами, напоминающего мошонку, в руке у Меркурия, отлитого в бронзе и панелью прикреплённого с правого борта монумента. Сейчас этого люка нет, я не знаю, какому балбесу мешал этот люк, но моё мнение, этот люк стоил дороже всех депутатов, вместе взятых для имиджа Одессы, но люди всё-равно идут проторенными ранее тропами к месту, где был люк. Уличные фотографы «Одесфото», ни за какие коврижки не соглашались запечатлеть на этом фоне туристов, а так щёлкали направо-налево и раздавали визитки, видать было запрещено по идейным соображениям. Был ещё один ритуал, связанный с Дюком, но эту историю, я расскажу подробно позднее. Пройдя по Приморскому мимо музея, свернули налево и вниз до улицы Гарибальди, в торгмортрансовском магазине купили пару бутылок вина и затарили в тубус для чертежей, заботливо прихваченный Кабаном. Потом на троллейбусе и трамвае добрались аж до 16-ой станции Большого Фонтана. Пивбар «Теремок» благосклонно раскрыл нам двери в свой прокуренный зал, где мы сразу заняли столик после ушедшей компании. Дабы не толкаться в очереди каждый раз, взяли сразу по три бокала пива, хотя можно было и по четыре, но тогда пришлось бы брать по два набора на брата. Набор – это обязательная покупка или нагрузка, привязанная к двум купленным бокалам пива, состоящая из трёх кусочков сельди иваси, хотя могла бы быть и другая рыба. Вытащили пузырь «Ркацители» из тубуса и освежили сухим пиво.
— Э, мареманы, я думал вы интеллигенты, а оказалось наши люди, плеснёте? Спросил нас сосед по столику, протягивая бокал.
— Плеснём разок, дядя, но на довольствие ставить не будем, самим маловато. Ответил ему я и плеснул чуть-чуть в протянутый бокал.
— Дзенкую бардзо, поблагодарил он нас и развернулся к своей компании.
Сделав пару больших глотков и поставив бокалы, закурили.
— Да, лучше здесь пивко потягивать, чем плакаты рисовать. Констатировал Лищенко, выпуская огромное облако дыма.
-А то, ты же не в курсе, наши сегодня квасную бочку сверлить собрались, Кот с Лукьяном взяли на себя соцобязательство. Запустил я новую тему.
— На хрен им эта бочка далась, палива больше, чем того кваса. Высказал своё мнение Шило, одновременно разгрызая ивасинную голову, и добавил. Рыбка вроде тухлятинкой отдаёт.
— А ты пивком, пивком проливай. Рыбка тухленькая, зато пиво почти не бавленное, чукчи всю свою жизнь с душком чавкают, да и китайцы тоже и живут долго.
— Слышь, Душман, я, что на чукчу похож? Возмутился Шило.
— Ещё пару – тройку бокалов и, наверное, будешь. Баранова из Лабытнанги помните? Так он говорил, что у чукчей, эвенков и других северных народов нет стоп-крана на алкоголь. Покорители Севера, мля, споили их огненной водой. Лучше бы сюда приехали и нас споить попробовали за свой счёт!
— Ну, ты и загнул, на кой мы кому-то сдались, что бы на нас синьку переводить, обанкротятся. Давайте, допиваем и повторим. Засуетился Кабан, сгребая все бокалы.
— Эй, хозяйка медной горы, дай нам пива без нагрузки, рыбка у тебя гнилая, а у нас желудки нежные, да и с деньгами не густо.
— Хлопцы, не могу без нагрузки, щас вам наборы не дам, потом все откажутся, у меня бычочки вяленые есть, давайте заменю.
— Давайте, и, не скупясь подоливайте нам пивка, пожалуйста. Вежливо попросил Шило и улыбнулся на все тридцать два.
— Люблю вежливых людей, а то тут в основном ханыги грубые, никакого пиитету нема. На тебе матросик глосика сушеного.
— Люба, это за шо ты камбалу раздаёшь? Задал вопрос уже шатающийся посетитель.
— Да иди уже к морю, Вася, освежись, а то ща тебе по мурсолам глосиком пройдусь!
Так без приключений просидели в «Теремке» до закрытия. Изрядно захмелевшие, мы, вышли из накуренного помещения на свежий воздух. Тубус опустел, а душа требовала продолжения банкета. Пришли до трамвайной остановки. Закурили. После сорокаминутного ожидания, опустошившего все запасы курева, занервничали.
— Да-а, есть ли предложения, товарищи кадеты? Задал я вопрос.
— Ты чё, на такси предлагаешь ехать? В этой жопе на 16-ой станции, ни один мотор не поймаем, да вон вроде и трамвай катит. Давайте до пятой станции докатим, а там, у частников по трёшке самогону хапнем, да сигарет. Предложил Олег Лищенко.
Докатили в пустом вагоне до пятой станции. Было уже темно. Фонари, как всегда не горели, все магазины закрыты, народа на улицах не было.
— Тоска тут, безнадёга. Ну, где твои частники? Спросил Шило.
— Да хрен его знает, Галюк рассказывал, да я не запомнил. Вон таксист стоит, пошли, спросим, они всё знают.
— Доброй вам ночи! Поздоровались мы с пожилым таксистом.
— И вам не хворать, пацаны, ехать будем или как?
— Та не, вы нам не подскажете, где–то здесь через окно огненной водой и сигаретами торгуют?
— Так я вам могу помочь, у меня есть Столичная с винтом по червонцу, Мальборо кишинёвское по пятёрке.
— Батя, мы сегодня не шикуем, туго с деньжатами, уж извини в другой раз.
-Понимаю, значит вон, видите дома? Заходите в этот «колодец», там обязательно кто-то будет сидеть на скамейке, у них спросите, удачи.
-Спасибо за заботу и вам удачи.
«Колодец» состоял из четырёх домов, построенных квадратом. Внутри всё было засажено деревьями. Подойдя ближе, мы увидели огонек, и пошли на него. За столом сидели четыре джентльмена и забивали козла, яростно ударяя костяшками по столу, не обращая на нас никакого внимания. Свет давала маленькая лампочка, подключённая к автомобильному аккумулятору.
— Доброй вам ночи! Начали мы.
— Рыба, бля, считаемся!
— И вам не менее доброй! Ответил один из них, подсчитывая очки на костяшках.
— Можете помочь нам в одном вопросе? Спросил Кабан.
— Смотря в каком вопросе. Если бабу подержать, пока ты её приходовать будешь, то нет, ибо это уже групповое, а ты конкретнее можешь базарить?
-Да сигарет говорят тут можно купить и самогону.
— Самогон по трояку, водяра «Оковыта» по пятёрке, из сигарет есть «Экспресс» по рублю, если подходит, то иди вон к тому окну, постучи три раза и скажи, что хочешь, затем возвращайся сюда, через пару минут всё будет.
Через пару минут, действительно принесли пузырь, две бутылки ледяного пива и пачку «Экспресса».
— Если здесь потреблять будете, вон стаканы, закусь. Показал синей от татуировок рукой на завёрнутый в газету куль. Разворачивай смелее.
Мы развернули, на тарелке лежали порезанные хлеб, сало, варёная колбаса, три солёных огурца, вяленые бычки.
— Вы с нами выпьете? Спросил я.
— Нам до утра работать надо, ухмыльнулся джентльмен. А вы не стесняйтесь, жуйте, а то я вижу, что синеву жлуктарите, а пожрать сармака нет. Налетай, банда не стесняясь!
— А если менты?
— Сюда они не ходят, сынок.
Мы смели еду в мгновение ока, выпили, пивом запили. Посидев часок-другой, мы засобирались в Экипаж. Трамваи не ходили, на такси денег не было, пришлось идти пешком. Распрощавшись и пожелав спокойной ночи, мы двинули восвояси. Ночной город словно вымер. Только в центре у жд вокзала было светло и ощущалось ночное пульсирование города. Свернув с Пушкинской на Чичерина и пройдя улицу Осипова, мы увидели интересную картину. На боку лежала квасная бочка, вокруг было всё залито квасом и ни души.
— Ну, нихрена себе посверлили. На лицо вандализм чистой воды. Линяем, а то нас сейчас заметут.
Заглянули через окно на КПП, всё было тихо, вахта по-честному спала, в Экипаже было тихо. Постучали легонько в стекло, дневальный поднял голову. Кивнув ему, тот махнул рукой, мол, проходите. Поднялись на пятый этаж. Все спали, ни Кота, ни Лукьяна не было. Быстро разделись и отбой. Утром очевидцы рассказали, что произошло ночью. Данила принёс сверло, а Лукьян коловорот. Около часа ночи начали сверлить, просверлили первый слой, а на втором сломалось сверло. Кот психанул, выбил кирпичи из-под колёс, все кто был пиханули бочку с горки, она покатилась, ударилась в платан и перевернулась, вот и вся история. Выслушав, я сказал Шило:
— да, у нас ночка поинтересней и понасыщенней была.
-Ага. Подтвердил он. Я же говорил, тухлая затея…

Реклама
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: