RSS

Мордобой.

 

Мордобой.

Мордобой в мужской, тесной среде, вещь неуникальная, не был он чем-то диковинным и у нас в мореходке. Дрались по поводу и без него, летом и зимой, в кубрике и колхозе, на стажировке и на практиках, короче – везде, где только можно – так устроен мир и лестница пищевой цепочки, на которой всем, и всегда хотелось стоять повыше. Выясняли кулаками, прав кто-то или виноват, достоин чего-то или нет. Велись войны просто по давним традициям. Проводились иногда баталии, например, с училищем технического флота (ТФ) и школой моряков (ШМО), правда, со «шмонькой», мы войну прекратили, и установили с ними долгосрочный мирный договор, ибо переключились на активные боевые действия с тэфэшниками. Одесса долго помнила эту славную битву на Чичерина весной 1985 года. В ней участвовало не менее трехсот человек только с нашей стороны, с другой как минимум столько же, а многие утверждают, что даже и более. Началось с того, один курсант, механик, шел в Экипаж со своей подругой и все у них было хорошо, пока он не поравнялся с экипажем ТФ, который располагался на улице Чичерина. От нашего, он находился менее чем в полукилометре, а условная граница проходила по улице Осипова. В общем, отметелили они того, неразумного, решившегося на вечерний променад с барышней, курсанта и отдубасили толпой его от души. Кое-как доковылял он восвояси, пожаловался своим, те, недолго думая, отправились на акцию возмездия и прямо на КПП их экипажа, замесили вахту и первых попавшихся по дороге. Техфлотовцы собрались духом в порыве мщения и оказались почти на КПП нашего Экипажа, но проникнуть не смогли по причине закрытой на засов двери каптри Чижиком, который быстро смекнул, что дело пахнет керосином.

— Идите отсюда, зачем вам оно надо, а не то… начал он дергать свою пустую кобуру, в надежде их испугать.

Тем временем дневальный по КПП бегал по ротным помещения с криком:«Наших бьют!», вкратце рассказывая, что произошло. За каких-то несколько минут, сонный уже Экипаж, превратился в жужжащий улей. Желающих размять кости, было хоть отбавляй. «Мстители» со всех коридоров, переходов и кубриков, высыпали на улицу, заполняя её и походу, круша челюсти, пришедшим на наш КПП смельчакам, а в данный момент, пытающихся ретироваться восвояси и как можно быстрее. Улица Чичерина, за каких-то две минуты, стала похожа из-за тельняшек на злую зебру. С той стороны также надвигалась на нас темная туча из тел. На балконах, в ожидании кровавого зрелища, собирались одесситы. Сначала, тэфэшный дежурный, в форме плавсостава, пытался что-то выяснить, активно жестикулируя среди курсантов. Но его мало кто слышал из-за какого-то невыносимо-жуткого ора, поглотившего своими децибелами все уличное пространство.

— Вырубите его! — крикнул кто-то во внезапно наступившую тишину.

Через секунду, дежурный, от удара в висок, покачнувшись, упал — это и стало своего рода отмашкой для сечи. Били друг друга жестоко, с каким-то остервенением «за сожженные города и поруганные хаты». У многих были ремни и бляхи, рассекая с воздух, вонзались в тела противников, из-за того, что была огромная масса народа, было не развернуться. Всё прибывающие, напирали, и не давали тем, кто был на передовой, развернуться в полную силу. По тем, кто упал, бесцеремонно топтались. Приехала милиция, на двух воронках и трех канарейках, три скорых помощи. Мигалки и звук сирен, внесли еще большую сумятицу в эту битву. Сначала менты пытались выхватить из общей массы пару человек, но получив отпор, оставили эту затею и просто вытаскивали упавших, истекающих кровью или без сознания и относили в скорые, которые развозили их по разным больницам. Шанса победить нас, у ТФ не было, видя, что с ними не шутят, они дрогнули и стали разбегаться, поодиночке их отлавливали и добивали, тут уже и менты стали работать. Чичерина постепенно опустела, на брусчатке валялись туфли, ремни, обрезки труб, кое-где были кровавые потеки и валялась окровавленная вата. Кто-то предусмотрительно, открыл ворота на наш плац и драчуны вернулись в роты, не попав в ловушку на КПП. Потом, менты стали производить осмотр помещений. Время было после отбоя и мы попадали в койки, притворившись спящими, а Анненков тогда не дал ментам права разбудить и построить нас, они удовольствовались лишь тем, что переписали отсутствовавших. Когда менты ушли, все вышли в гальюн на перекур, обсуждая недавно пережитое, рассказывая свои «подвиги» в подробностях.

 — Херово,  главаря не было толкового, надо было не топтаться сзади многим, а по Свердлова квартал оббежать и с тыла к ним зайти. — делился мыслями Кузя. — А получилось, что толклись, как стадо.

Кто-то с чердака кинул по припаркованному у КПП милицейскому воронку кирпич, нецелый, а четвертинку ракушняка, прямо на крышу авто. Пролетев пять этажей и смяв металл в месте удара, кирпидон, походу высадил в машине все стекла, которые засыпали асфальт мелкими осколками. Хорошо, что никого в ней не было. Утром привели каких-то бедолаг к нам на опознание, Кот, глядя одному, с перевязанной головой, уголками губ, незаметно и неслышно шепнул:

Убью, сука!

Так, никого и, не опознали. Остановившись напротив Кота на секунду, «раненый» тэфэшник очень быстро, от греха подальше, приставными шагами от него отошел, как черт от ладана. Затем была команда показать руки для того, чтобы определить у кого сбиты костяшки пальцев, но и это не помогло. Кавалькада «прихожан», вынуждена была уйти несолоно хлебавши. Эту историю, конечно, постарались быстрее замять и только в пересказах очевидцев, курсантов и зевак, она обрастала подробностями и становилась все кровавее. Президент признался, что это он швырнул кирпич по милицейскому уазику, только через год. После этого побоища, начался новый виток обострения отношений между нашими училищами – беспощадный, бились везде, где пересекались, поэтому передвигались большими группами, так было спокойней. Вверх по Чичерина, недалеко от нас была портовская общага, а в ней буфет, который работал допоздна, конечно, мы пользовались этим благом, знали про него и тэфэшники,  ведь голод не тётка. Так, и пробирались они втихаря двумя путями: напрямик по Чичерина, но по другой стороне улицы или по Бебеля через переулок Суворова и по улице Энгельса, тогда вахта на КПП Сабанских казарм звонила в Экипаж и коротко нас извещали:

— Пять тел передвигаются в буфет.

Необходимо был всего пять минут, чтобы испортить им аппетит надолго, а заодно и откушать за их счет.

  Иногда приходит на ум, что зря это все было, нет не зря, ибо не фиг…

Реклама
 

One response to “Мордобой.

  1. cyberlom

    Июнь 9, 2015 at 4:40 пп

    Хэх. Знатное рубилово было 🙂 Меня после него сняли со старшины роты. Пришлось поприсутствовать в УК (учебном корпусе) техфлота. Когда вывели пострадавших техфлотовцев в актовом зале, перебинтованных, загипсованных, заплывших от побоев, я чуть не засмеялся. Хотя в душе ехидно посмеиваясь, что наших поломанных нет.

    Нравится 1 человек

     

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: